Высокая динамичность эпохи

Обостренное чувство времени — одна из ярчайших характеристик этого поколения. Неслучайно именно молодежь составила основное ядро «Лиги времени» (ЛВ), созданной в 1923 г. по инициативе видного общественного деятеля П. М. Керженцева. Ее целью была «научная организация труда и досуга», агитация за «коммунистический американизм» в России. Ее лозунги: «Время, система, энергия». В 1923-1925 гг. ячейки Лиги были созданы во всех значимых городах страны. «Эловисты» мобилизовывали общественное мнение против опозданий, долгих перекуров и ненужных трат времени. Виновных штрафовали, а на эти деньги строили самолеты «Время».

Они разрабатывали проекты бюджетов личного времени. Отголоски этого движения можно уловить в повести Д. Гранина «Такая странная жизнь», главный герой которой — известный ученый Любищев, всю жить, до последней минуты вел скрупулезный подсчет временных затрат (что ему позволило прожить невероятно насыщенную событиями и открытиями жизнь). Энтузиасты Лиги призывали к «тэйлоризму» в потреблении, еде, сне, повседневной жизни.34 Это поколение попало в самом восприимчивом для внушения возрасте в мощное силовое поле коммунистической идеи и породило тысячи романтиков и альтруистов. «Бригантина» «ифлийца» П. Когана опередила появление бардовской песни на сорок лет. В 1925 г., в период наивысшего расцвета приземленной, «почвенной» нэпманской культуры, в «Красной ниве» был опубликован любимый молодежью роман А. Грина «Блистающий мир», полный парения духа и высокой романтики. Фантастика, приключения, описания путешествий стали главными литературными пристрастиями этой генерации. Молодые интернационалисты изучали эсперанто, готовясь к триумфальному шествию социализма по планете. Через десять лет тридцать тысяч эсперантистов встретятся в ГУЛАГЕ. И Гитлер, и Сталин их не любили. Гитлер — потому, что изобретателем искусственного языка был еврей Заменхоф, а Сталин — потому, что считал его распространение идеологической диверсией империализма. Постепенно рядом с «инородными», «иноязычными», «чужими» модернистской, классической и особенно ненавистной — нэпманской субкультурами проступали очертания культуры «нового человека». В ней достаточно гармонично сочетались внятная картина мира, ясные стереотипы любви, дружбы, предательства, вера в исторический прогресс и в коммунистическую перспективу с отчетливой оппозицией западным образцам жизни. Провозглашение в 30-х годах метода «социалистического реализма» как единственно верного было признанием де-факто уже сформировавшейся системы нравственно-эстетических ценностей. Это была, быть может, наивная, но вместе с тем цельная, внутренне устойчивая культура —утопическая, романтическая и прагматическая одновременно. «Произошла не только смена поколений, но и смена социального строя. На лодке мимо окна проезжают совсем чужие, на пляже лежат чужие, и смеются, и танцуют, и целуются чужие. Не только более молодые, но чужие. Я стараюсь их любить, но могу ли?» — размышлял К. Чуковский.35

top