Развитие массовой культуры

На развитие массовой культуры 30-х годов особое влияние оказала ускоренная урбанизация СССР, по своим темпам превосходившая аналогичный процесс на Западе. Динамика роста городского населения СССР производит сильное впечатление: в 1917 г. оно составляло 29 млн, в 1918-1919 — 21 млн, в конце 1922 — более 22 млн, в 1926 — 26 млн, в 1928 — 29 млн, 1937 — 47 млн, 1940 г.— 65 млн. человек. В кратчайшие исторические сроки доля горожан в народонаселении страны выросла с 18% — в 1926 г. до 32% —1939 г.8 То есть городское население менее чем за полтора десятка лет почти удвоилось. Н. Бердяев определял цивилизацию как естественноисторическое стремление к «мировому городу». Но в нашей стране в 30-х годах урбанизация происходила такими противоестественно высокими темпами, что это порождало острые проблемы быта и культуры. Как шагреневая кожа усыхало пространство традиционной культуры, и разрасталась социальная база массовой. Вместе с тем ускоренно созревали предпосылки для широкого распространения модели потребительской культуры (процесс этот был общемировым) на базе «социалистических» общественных отношений.

В условиях специфической российской урбанизации массовая культура 30-х в значительной степени развивалась как культура маргиналов в первом поколении, не порвавших связей с традиционной культурой. Такое соседство приводило к весьма любопытным результатам. В отличие от официальной она была пропитана чувственностью, но при этом в ней не было откровенной эротики, тем более порнографии. Увлечение эротикой было скорее характерно для культурной элиты (например, известна была в узких кругах серия рисунков С. Эйзенштейна на эту тему).

В целомудрии советской массовой культуры отражался менталитет, а также не преодоленные еще запреты традиционной культуры — «культуры стыда». Верхом чувственной откровенности в ней были все те же «жестокие» романсы, пышнотелые «русалки» базарных ковров, «сладкие парочки» (кавалеры с безукоризненным пробором и волоокие красавицы) кустарных фотооткрыток ручной раскраски: «Люби меня, как я тебя!», «Лети с приветом, вернись в ответом!» Весь этот лубочный «видеоряд» благополучно пережил десятилетия борьбы с мещанской культурой.

top