Мыслители зарубежья о России

Мыслители зарубежья, исследуя социально-культурные процессы на родине, выделяли свой круг проблем. Прежде всего, это: сохранение культурного наследия и национально-культурной самобытности; выявление степени культурного усреднения в связи с нарушением оптимального баланса между элитарной и массовой культурой в результате революции и репрессий по отношению к духовной элите; состояние массовой психологии и его отражение в новейшей советской литературе и т. п. Многие эмигранты, покинувшие родину не в первые революционные годы, оставили ценные личные свидетельства о социально-экономической ситуации и социально-психологической атмосфере в советской России. В их ряду особое место принадлежало С. С. Маслову. Он был одним из тех, кто по роду своей деятельности хорошо знал повседневную жизнь российской провинции. Агроном и кооператор, избранный крестьянами Вологодской губернии в Учредительное Собрание, он после революции несколько лет проработал в Архангельской губернии и в Сибири. На основе вывезенного в эмиграцию дневника он написал книгу «Россия после 4-х лет революции». Она ценна не только обилием выразительных фактов, но еще более оригинальными и масштабными обобщениями и выводами. Анализируя жизнь «большевистской» России, он уделял основное внимание двум процессам — «объективно-социологическим» и «социально-психологическим». Он мотивировал такой выбор угла зрения тем, что первые деформировали строение и жизнь общества, а вторые изменяли «коллективную душу населения». Как и другие представители русского зарубежья, Маслов не был сторонником марксистской методологии. На рефлексию российских изменений наложили свой отпечаток его образование и профессия. Будучи агрономом, он уподоблял общество живому организму, настаивая на единстве законов природы и общества. Говоря об «объективно-социологических процессах», он писал: «Потери страны в своей последовательности, в размерах подчиняются тому общему закону, который управляет распадом всего живого… Распад идет сверху вниз, от сложного к простому, от позднейших приобретений человечества к более ранним. Чем функции общественной жизни выше, а формы их проявления сложней, тем раньше и скорей они начинают замирать и тем более, быстрее умирают. … Тот же закон управляет потерями в государственной и культурной жизни. Государство, сделавшее в своем историческом развитии огромный пробег от военно-полицейского к правовому, а потом к культурноцелевому наиболее потеряло в двух своих последних свойствах».

top