Массовая психология в России

В отличие от советских защитников массовой психологии, в эти же годы К. Г. Юнг увидел в «киноужасах» проявление важной психологической функции массовой культуры: «Кино, подобно детективным романам, позволяет нам испытывать без опасности для нас самих все побуждения, страсти и фантазии, которые должны были бы подлежать вытеснению в гуманистический век».26 Как бы то ни было, в 30-х годах советские кинозрители были решительно отсечены от «тлетворного» влияния западного кино. Ускоренная девестернизация объяснялась и вполне прозаической причиной — отсутствием для закупки зарубежных кинолент валюты, которая вся шла на нужды индустрии и обороны. Уход западной кинопродукции был таким внезапным, стремительным и неспрогнозированным по последствиям, что вследствие этого в советском прокате оголились целые направления, которым по понятным (идеологическим) причинам до поры в отечественном кинопроизводстве уделялось минимальное внимание. Исчезли столь любимые зрителем мелодрамы, боевики, детективы, полицейские ленты, комедии. Вот когда по-настоящему ощутили необходимость считаться с массовыми вкусами.

Выброшенные на экран из запасников старые ленты не спасали положения. Необходимость заполнения внезапно возникших лакун и уход плодовитого соперника обеспечили благоприятные условия для расцвета в нашем кинематографе «легкого жанра». Поскольку ряд его направлений в соответствии с ограничениями репертуарного Указателя находились под прямым запретом, то неудивительно, что музыкальная комедия стала лидирующей формой «нового» советского кинематографа, пошедшего навстречу «обывательским» вкусам. Напряженный, повышенно эмоциональный аффективный фон эпохи также подталкивал кинематографистов к поискам в этом направлении. Современные непримиримые критики тоталитаризма склонны видеть в этом расцвете комедии (выход «Веселых ребят» в 1934 г. на экраны совпал по времени с убийством С. М. Кирова и началом массовых репрессий) скорбное бесчувствие «совка», продолжавшего веселиться среди расстрелов. Нам представляется эта позиция недостаточно обоснованной. Тайна расцвета музыкальной кинокомедии в 30-х годах объясняется не только вышеизложенными достаточно весомыми обстоятельствами, но и некоторыми глобальными особенностями развития кинематографа и средств массовой коммуникации в те годы.

top