Массовая культура в жизни раннего советского общества

Как и на Западе, в Советском Союзе характер десятилетия был определен 1929 г., события которого привели к возрастанию государственного вмешательства в различных сферах общественной жизни, к опоре на «начальные ценности» и консервативные тенденции массовой психологии. Но даже в этих условиях принципиальная “антирыночность” тоталитарного государства капитулировала перед потребностями массового спроса в быту и в культуре. В эти годы, несмотря на авторитарность власти, продолжался процесс демократизации в культуре, начавшийся еще в XIX в. «Массы» осваивали все новые ее сферы: беллетристику, цирк, музеи, театр, кинематограф, эстраду, массовую песню, массовый спорт. Осознание особой роли рекреационной функции культуры в индустриальном обществе, постижение специфики «искусства для досуга и удовольствия» в правящих верхах Советского Союза происходило тяжело. Признание права большинства на «частный» заказ означало возвращение к здравому смыслу от революционного безумия, от мертвой схемы.

Сложность этого признания объяснялась не только идеологическими или политическими «шорами», не позволявшими адекватно оценивать многое в жизни общества той поры, но и теоретической новизной для большевизма (и сталинизма) проблемы «массовой культуры» и ее особого места в системе культуры. Участие до революции ряда марксистских теоретиков в дискуссиях о негативном влиянии суррогатов массовой культуры на рабочий класс, выдвижение и реализация на практике (после революции) концепции «пролетарской культуры» как противоядия от буржуазного влияния— не породили новых представлений о роли этого феномена. При господстве в нашей стране в течение 200 лет иных представлений о культуре — как о «смысложизненной», созидающей, формирующей, востребованной обществом силе, такое признание значимости этой специфической субкультуры было событием, без преувеличения, поворотным. Тем более поворотным, что советская власть с ее проективными целями формирования «нового человека» претендовала на роль преемницы этой национальной духовной традиции.

В русской общественной мысли открытие массовой культуры произошло еще на рубеже веков. В эмиграции русские мыслители продолжили исследование этого феномена в контексте системного анализа современной индустриальной цивилизации. Советской культурой управляли люди из другого — параллельного мира, далекого от поисков Серебряного века. Преодоление в СССР стереотипов традиционного мышления, принятие идеи многофункциональности культуры, необходимости перераспределения акцентов в культурной политике, разделение сфер влияния идеологии и повседневной культуры — все это способствовало компромиссу с обывателем, открытию возможностей развития советского варианта «общества потребления».

top