Куда исчезли нежные тургеневские барышни, мятущиеся разночинцы Достоевского, рефлексирующие чеховские интеллигенты?

Они не вымерли, но на авансцену общественной жизни вышел и стал определяющим иной культурно-психологический тип — результат исторической селекции и целенаправленного воспитательного воздействия. Многими своими чертами он напоминал колоритный образ «покорителя Дикого Запада», но при этом был глубоко национальным. Такой тип, ориентированный «вовне», называют «преобразовательским». Есть своя правота в словах М. Горького о том, что в ходе социалистического строительства наблюдается торжество западного «духа пересоздания» над восточной неподвижностью. Потребность в нем в тот период была огромной.

Этот новый для России массовый тип нашел свое отражение в лучших произведениях искусства 20-30-х годов: в творчестве художников Дейнеки, Самохвалова, Рижского; в лучших фильмах тех лет: «Трактористы», «Веселые ребята», «Волга-Волга» и др. Интересно, что два очень разных писателя, отличавшихся особой зоркостью, одновременно и независимо друг от друга отметили его появление. Причем оба обнаружили его «образец» в своей писательской среде — в лице поэта Н. Тихонова. «У него есть та связь с современной эпохой… он тоже весь в вещах, в фактах, никак не связан с психологией, с духовной жизнью. Он бездушен, бездуховен, но любит жизнь как тысяча греков. Оттого он так хорошо принят в современной словесности. Того любопытства к чужой человеческой личности, которая так отличала Толстого, Чехова, Брюсова, Блока, Гумилева —у Тихонова нет и следа. Каждый человек ему интересен лишь постольку… поскольку он испытал и видал интересные ВЕЩИ, побывал в интересных местах… Таких я видел в Англии, но Тихонов выше их», — писал Чуковский в своем «Дневнике».36 Близкое, по сути впечатление о нем вынес и Е. Шварц: «Воспитанный на “Мире приключений” и “Вокруг света”, обожающий сенсации и исключительные положения Тихонов».37 Кажется, так недавно «иероглифы советской власти на всех заборах» (выражение М. Цветаевой) были непонятны большинству, но вот уже выросло поколение, говорящее на этом странном языке. В школе уже «проходили» пролетарских поэтов: Дорогойченко, Герасимова, Кириллова, Родова. Если в первой половине 20-х годов государство мало вмешивалось в процесс развития культуры (кроме системы образования, в которой контроль с самого начала был жестким), то в последующие времена оно все более последовательно и эффективно направляло ее развитие.

top