«Формула нашего времени» в концепции П. М. Бицилли

Одним из важнейших аспектов старого русского спора» о судьбах культуры в XX в. была проблема методологических подходов к анализу ее главных тенденций. Если теория культурно-исторических циклов П. П. Муратова —это яркий пример представлений о мировой динамике культуры с позиции философии истории, то концепция П. М. Бицилли —образец качественно иного подхода к анализу культурно-исторических процессов. Век девятнадцатый был столетием противостояния двух основных методов: философии истории и конкретно-исторического подхода. Это противостояние и в русском зарубежье было весьма острым. Любопытно, что два очень известных представителя дореволюционной петербургской школы медиевистики И. М. Гревса — Л. П.Карсавин и П. М.Бицилли стояли на непримиримо противоположных позициях: первый — на позиции философии истории, а второй был сторонником конкретно-исторического анализа. Петр Михайлович Бицилли (1879-1953) относился к большой группе ученых, сменивших в изгнании научные приоритеты. Воз Рождение интереса к его творчеству стало одной из характерных черт исследований русского зарубежья во второй половине 1990-х — начале 2000-х годов.30 Профессор Бидилли был очень известной фигурой эмиграции. По подсчету Глеба Струве он «побил рекорд» по числу рецензий в журнале «Современные записки». Присутствие работы такого автора было верным признаком высокого научного уровня издания. Вопрос о том, почему он ушел из медиевистики в литературоведение и культурологию, весьма интересен и важен в контексте нашей темы. Причины перехода коренятся в эволюции его взглядов на научные методы. В вышедших в 1925 г. в Праге «Очерках теории исторической науки» (некоторые из них были опубликованы в «Современных записках») он остро полемизировал с философией истории Л. П. Карсавина. Бицилли видел несостоятельность этого метода в том, что метафизическая база философии истории приводит к рационализации истории, исключая момент случайности, иррациональности исторического процесса. По его мнению, перед сторонниками этого процесса неминуемо встанет проблема отбора ради абстракции, а смешение собственно философской и собственно исторической точек зрения ведет к догматизму поиска единого абсолютного смысла истории в «оптимистическом духе», к умерщвлению живой ткани самой истории, к исключению индивидуальности из нее.

top