Ускользающая торговля. Экономическая политика

Ускользающая торговля. Экономическая политикаПрисоединение к Всемирной торговой организации – чрезвычайно важное событие для России. Однако надо понимать, что, по всей видимости, спустя всего десятилетие ВТО уже не будет  той же организацией, какой она является сегодня. В течение последних десяти лет мировая торговля развивается стремительными темпами. Речь идет, прежде всего, об изменениях в цепочках поставок. В прошлом столетии, например, такой товар как нефть производился в одной стране, а торговая система помогала его продавать.  В 1980-90-е гг. произошла фрагментация производства, в результате чего трансформировалась сама суть торговой системы, появилась возможность производить товары быстро, эффективно и максимально качественно.  Если до недавнего времени разные стадии одного производства, как правило, физически сосредотачивались в пределах одного здания, например, завода, то теперь они разнесены по разным странам.

Важно понимать, что границы пересекают не только сами товары, но  информация и процессы, которые ранее реализовывать в рамках одного производства: обучение сотрудников, инновации, контроль качества. Иными словами, производители строят заводы в нескольких странах, а потоки рабочей силы, их обучение, технологии курсируют между различными точками на карте мира. Ясно, что изменения сути транснациональных обменов требуют реформирования структуры управления. И хотя сегодня Всемирная торговая организация процветает – потому и Россией были предприняты такие усилия  для вступления в нее —  нельзя не учитывать, что во все большей мере правила мировой торговли создаются за пределами ВТО, и его главенствующее положение находится под угрозой.

Прежде всего,  потому что сама организация все так же сфокусирована на правилах и принципах торговли XX века. Но ответа на вызовы новой торговли, торговли XXI века, пока у ВТО нет, и, судя по всему, до окончания нынешнего десятилетия не появится.   Это неудивительно, ведь ВТО не  создавалась для того, чтобы регулировать или поощрять процессы  торговли нового формата (с фрагментацией производства и измененными цепочками поставок). При этом именно они меняют всю торговую систему мира, и многие государства стимулируют их существование: создаются региональные  торговые соглашения, которые вырабатывают новые правила, которые касаются прав собственности и  взаимодействия между производственными центрами.

И эти процессы выходят на границы правил ВТО. Проблемы  ВТО помимо этого связаны с десятилетним дохийским раундом переговоров, который до сих пор не завершен. Почему так произошло? Надо отметить тот факт, хронологически дохийский раунд начался примерно одновременно с вступлением в ВТО Китая.  Повестка переговоров была разработана таким образом, чтобы завершить их за три года. Но для Китая в этой повестке не было сделано ничего, т. к. в тот момент страна проходила стадию переговоров по вступлению, и также была вынуждена идти на значительные уступки. А через несколько лет позиция КНР  принципиально изменилась:  теперь это самый крупный игрок в глобальной торговле, имеющий возможность отстаивать свои интересы куда более жестко, чем раньше. Таким образом, невозможно завершить дохийский процесс без учета интересов Китая.

Однако в повестке дня раунда нет ничего, что могло бы удовлетворить эту сторону. В итоге у КНР отсутствуют причины идти на уступки, не получают  также преимуществ и США. В итоге два крупнейших торговых игрока  мира не заинтересованы в том, чтобы поступиться своими интересами и прийти к компромиссу. Напрашивается вывод о том, что необходимо создать правила, в которых они будут заинтересованы. В то же время сегодня существует масса  региональных соглашений, и попыток в мировом масштабе увязать их между собой.

Если это произойдет, можно будет говорить о возникновении еще одной, параллельной системы  регулирования торговли в XXI веке. Основная структура, на которую в этой связи стоит обратить внимание, Транс-Тихоокеанское партнёрство (ТТП), которое включает в себя несколько стран, в том числе, США, Японию, Канаду. Эти страны занимают огромную долю в международной торговле, за Японией, скорее всего, в партнерство войдет Южная Корея и вся остальная часть Азии. В то же время Япония начала переговоры с Евросоюзом и Канадой. Об итогах этих переговоров пока рано судить, но если они будут результативными, возникнет еще одна система управления торговлей, в которую Россия не входит. И еще один важный момент, который часто обсуждается, касается того, кто должен быть партнером по коалиции в ВТО. Но это не совсем верная постановка вопроса. В ВТО страны имеют специфических партнеров по конкретным вопросам.

В организации нет союзов и альянсов, которые существовали бы длительное время. Взять, к примеру,  Швейцарию и США.  Эти страны являются союзниками в том, что касается, в первую очередь, фармацевтической отрасли. При этом их позиции расходятся в  отношении сельского хозяйства:  в Швейцарии оно защищено системой протекционистских барьеров, США желали бы, чтобы Швейцария сделала эту отрасль открытой. Словом, необходимо понимать, что ВТО – это не ООН. Принцип «ты мне, я — тебе» здесь не работает. Еще более странно выглядит объединение стран БРИКС в рамках системы ВТО. У этих держав нет ничего общего в том, что касается торговли. Более того, их интересы противоречат друг другу. Индия не верит в свободную торговлю, Бразилия и Россия являются экспортерами природных ресурсов, а Китай смотрит в сторону Японии и Кореи.

Россия сегодня – это торговая держава XX века. Чтобы экспортировать имеющиеся у нее товары, ей необходима торговая система, и ВТО как нельзя лучше подходит на эту роль. К тому же ВТО – это прекрасная система защиты против произвола политики торговых партнеров. Однако в перспективе Россия хотела бы диверсифицировать свой экспорт и производство, что неизбежно повлечет участие в цепочках поставок. Подготовила Ирина Ильинская По материалам выступления  Р. Болдуина в ходе панельной дискуссии «Стратегия России во Всемирной торговой организации»  Международной научно-практической конференции Гайдаровский форум-2013 «Россия и мир: вызовы интеграции», Москва, 16 – 19 января 2013 года

top