Привет Чубайсу или о приватизации памятников : Аналитика : Накануне. RU

Привет Чубайсу или о приватизации памятников : Аналитика : Накануне. RUКак-то иду по городу, по одной из центральных улочек, по которой уже лет сто почему-то не ходил. Удивительная картина открылась взору: рядом с высотной новостройкой стоит сама по себе стена кирпичной кладки. Судя по виду, стена когда-то являлась фасадом особнячка позапрошлого века, а ныне опорой ей служат лишь железные сваи. Прямо скажем, новостройка выглядит гораздо симпатичнее, чем это напоминание о веке минувшем. Но сносить эту стенку нельзя, ибо она есть памятник культуры. С этими домами-памятниками настоящая беда. Сносить их нельзя – все-таки культурное наследие: зодчество, лепнина и тому подобное.

А так как дома эти располагаются в основном в исторических центрах городов, то, следовательно, земля под ними жутко дорогая. Строительные компании облизываются, видя на  какой доходной земле стоят эти низкорослые развалины. Так, к примеру, на территории Свердловской области 1176 таких памятников. В областной собственности находится 231 памятник культуры, в федеральной собственности – 27. Остальными памятниками, находящимися в федеральной собственности, управляют областные структуры на основании соглашения.

Безусловно, часть зданий, которые носят гордое звание памятников, находятся в прекрасном состоянии и эффективно используются теми же коммерческими структурами, которые размещают в них свои офисы. Теперь престижно размещаться не в здании бывшего детского садика, а в усадьбе графа N-ского, или, на худой конец, в доме купца, имевшего менее благозвучную фамилию, но очень приличный капиталец. Но все же гораздо более тех памятников, которые вовсе не украшают город, а совсем даже наоборот. Памятниками культуры такие руины назвать могут только законченные искусствоведы.

Но в чем они, наверное, правы, так это в своем стремлении сохранить хотя бы то немногое, что еще осталось от первоначального вида исторического центра города. И как, спрашивается, это можно сделать? Этой проблемой, можно сказать, живут чиновники минкульта и мингосимущества. В Петербурге, к примеру, вопрос с памятниками такой же острый как шпиль адмиралтейства. По свидетельству интернет-издания АПН, последние инициативы Валентины Матвиенко направлены на  получение права приватизации исторических памятников федерального значения. Этот вопрос Валентина Ивановна неоднократно поднимала на совещаниях правительства.

В чем ее всячески поддержал московский мэр Юрий Лужков. Памятников федерального значения в северной столице насчитывается порядка 3,5 тысячи, а в Москве их около 2,5 тысяч. Разумеется, что большинство этой недвижимости — дворцы и старинные особняки в исторических центрах. Ныне, согласно закону “Об объектах культурного наследия РФ”, такие памятники находятся в собственности государства, а на их продажу установлен мораторий.

 Меж тем, на эти особняки российская бизнес-элита давно бросает пристальные, полные вожделения взгляды. По информации того же АПН, министр культуры Александр Соколов недавно заявил, что “ только приватизация части культурного наследия способна спасти его от полного уничтожения и разрушения ”. В ближайшее время, вероятно, следует ждать соответствующего постановления правительства. От умирания, в самом деле, памятники спасать надо по мере сил и возможностей. Финансовые возможности в этом смысле у государства, как всегда признаны не великими.

Тут у нас, кстати, все время одна и та же картина. Несмотря на беспримерный рост цен на нефть, несмотря на откачивание позапрошлогодних налогов в казну, эта самая казна почему-то все время пуста и денег в ней постоянно ни на что не хватает. Но вернемся к памятникам, попутно отметив отсутствие госсредств на их восстановление, но не углубляясь в загадочные причины вечных нехваток. Итак, большинство памятников, которые и находятся в федеральной или областной собственности остро нуждаются в средствах на банальный ремонт. Где их взять? Раз вопрос с государственным субсидированием столь святого дела отпадает по непонятным причинам, то сам собой возникает вопрос о передачи памятников культуры в собственность негосударственным организациям. Основные опасения, которые автоматически возникают при слове “приватизация”, связаны, конечно же, с возможностью использования новыми хозяевами этих самых памятников не по назначению.

Опасения, согласитесь, не беспочвенные, в этом можно убедиться, вспомнив только 90-е года прошлого столетия, когда памятники культуры без проблем сносились, а на их месте вырастали строения коммерческой направленности. Мы решили обратиться за комментариями в специальные областные структуры, которые, по идее, должны были как-то прояснить создавшуюся ситуацию, ибо по статусу обязаны быть в курсе проблемы. Телефонный звонок в Комитет по управлению госимуществом Тюменской области привел к неожиданному результату: “ Всем уже все намозолила эта приватизация! Вот будет законодательство – будем работать! ”, — с изрядной долей экспрессии заявили в этом ведомстве и бросили трубку. Видимо, тема приватизация там – это любимая мозоль, которая, если ее задеть, не позволяет интеллигентно разговаривать.  В министерстве культуры Челябинской области попались люди более разговорчивые.

Они сообщили, что слухи о возможной приватизации памятников ходят по министерским кабинетам, но никаких официальных обсуждений на этот счет не было. Работа с памятниками ведется согласно действующему законодательству, и никто памятники культуры в собственность коммерческим организациям не отдает. Министр по управлению госимуществом Свердловской области Алексей Молотков на встрече с журналистами поделился своим видением проблемы: “ Сегодня появилась возможность приватизировать памятники и федеральное законодательство разрешает проводить эту процедуру. У нас процедура управлению собственностью регламентирована законом об управлении и приватизации государственной собственности.

В настоящее время прошел проект закона в первом чтении и принят областной думой. 16 ноября будет рассматриваться на заседании областной думы второе чтение. Есть три объекта, которые подлежат приватизации по этому законопроекту: два из них находятся в Екатеринбурге /ул. Добролюбова, 3 и ул. Горького, 7/ плюс один памятник. Изначально  планировалось, что он тоже будет  в городе Екатеринбурге – это Куйбышева 63. Но в виду того, что этот памятник будет передан для работы консульства китайского, мы заменили этот объект на памятник истории и  культуры города Ирбита по ул. Пролетарская,1. По Горького, 7 памятник практически разрушен – стоит одна стена. Думаю, закон будет принят в этом году ”.

Саму приватизацию планируется проводить на конкурсной основе – кто больше даст за памятник, тот и будет его восстанавливать. Министр добавил: “ Мы как орган уполномоченный заключаем договор купли-продажи  и прописываем все условия его выполнения. В большей степени нас будет интересовать сохранение внешнего  вида здания, но внутренние изменения тоже, безусловно, требуют согласования с уполномоченными органами – нашим министерством, а также минкультом ”. На вопрос о том, насколько безопасно для самих памятников передавать их в собственность коммерческим структурам, Александр Молотков ответил: “ Процедура продажи вовсе не говорит о том, что если купил памятник культуры, то можно снести его и построить новый объект. Этого не будет. Во-первых, в договоре купли-продажи предусмотрено восстановление памятника в определенный срок в соответствии с техническим заданием  научно-производственного центра. Во-вторых, будет заключение охранных обязательств между владельцем этого памятника и, соответственно, научно-производственным центром.

Так что памятник, безусловно, будет восстановлен в изначальном виде ”.  Более того, господин Молотков сообщил о том, что правительство Свердловской области разрабатывает также альтернативную приватизации схему спасения памятников, а именно – инвестиционные проекты.  Смысл этих проектов в следующем: “ Меня в большей степени интересуют  и привлекают инвестиционные проекты: определяется сумма инвестиций, которая необходима для восстановления.  И инвестор, и мы, как представитель собственника, входим той долей, которая определена по оценочной стоимости настоящей ситуацией этого памятника. Инвестор получает в собственность свою долю. А мы на паях можем договариваться, как ее эффективно использовать.

Мы делаем ставку больше на разрушенные памятники. Мингосимущество и правительство области памятники, которые являются собственностью Свердловской области, уже определились с областными унитарными предприятиями, на баланс которых мы передадим эти памятники. В процессе передачи проведем инвентаризацию, сделаем оценку, попытаемся обеспечить формирование земельного участка, передадим на баланс предприятию, и дальше предприятие будет объявлять конкурс на поиск инвесторов, направленных на восстановление памятников. Думаю, этот процесс значительно быстрее пойдет, чем процедура приватизации ”. Сама по себе идея приватизации не такая уж и бредовая.

Памятники культуры заслуживают, чтобы они поддерживались в надлежащем виде. Только вот у государства, как нам известно, денег на это нет.  В то же время, государственные чиновники вполне отдают себе отчет в том, что земля под памятниками дорогая, и ее надо заставить приносить доход. К тому же часто коммерческие структуры проявляют интерес к подобным архитектурным анахронизмам. Но вот отдавать руку на отсечение в поручительство того, что коммерческие структуры ныне убоятся нарушить официальный запрет на снос памятника старины, после заполучения этого памятника в собственность, я бы не рискнул. Да, памятник нельзя сносить, как и нельзя менять его внешний облик. Только вот какое наказание за несоблюдение условий сохранения памятника будет предусмотрено в законопроекте о приватизации памятников, остается абсолютно неясным.

  Сдается мне, что если речь будет идти о штрафе в несколько тысяч рублей, то памятники архитектуры вскоре исчезнут с улиц русских городов, а на их месте будут стоять высотные здания. Очень хотелось бы ошибиться…

top