О чем напомнил «диссергейт» . Экономическая политика

О чем напомнил «диссергейт» . Экономическая политикаВ научном сообществе и правительстве идет серьезная дискуссия о недобросовестной подготовке диссертационных работ, плагиате, подделке научных публикаций, представляющих результаты исследований, и в целом о снижении качества диссертаций. Началась дискуссия осенью 2012 г., когда появились доказательства поточного изготовления фиктивных научных работ в области исторических наук в Московском педагогическом государственном университете. За этим последовала волна разоблачений недобросовестных диссертаций, получившая название «диссергейт». Наибольшую активность проявили блогеры. И только после этого правительство инициировало разработку новой стратегии Высшей аттестационной комиссии (ВАК). При Министерстве образования и науки РФ создано 10 рабочих групп по разным областям наук, призванных выработать рекомендации по созданию диссертационных советов, оценке квалификации их членов, а также определению состава критериев для организаций, претендующих на открытие аспирантур и докторантур. Акценты в дискуссиях постепенно сместились с проблем в области общественных и гуманитарных наук к более общим вопросам, касающимся процедур присвоения научной квалификации. Количество выросло, качество упало Если судить по динамике цитирований работ российских авторов, очевидное ухудшение происходит по всем направлениям исследований.

С тем, что качество диссертационных работ упало в самых разных областях наук, согласны многие ученые. Академик Алексей Хохлов заметил, что в естественных науках существовало негласное правило опубликовать 20 статей в ведущих научных журналах для того, чтобы выйти на защиту докторской диссертации. Теперь это условие не выдерживается (см.: ). Академик Сергей Лукьянов высказывается похожим образом, но уже о медицинских науках: «В медицине многие работы не отвечают главному требованию – не несут нового научного знания» (см.: ). Вместе с тем в общественных науках есть самостоятельная проблема, которая состоит в том, что чиновники и государственные деятели предпочитают получать степени по экономическим, политологическим, социологическим, юридическим наукам, а не по естественным или техническим. По статистике, за последнее десятилетие число утвержденных кандидатских диссертаций по естественным и техническим наукам незначительно сократилось (за исключением химических наук, где прирост составил 15,5%), а по ряду общественных – увеличилось. Особенно выделяются на общем фоне политические науки – количество диссертаций, утвержденных в этой области с 2000 г. по 2011 гг., увеличилось вдвое.

В области экономических наук прирост достиг полутора раз (см. табл. 1 ). В среднем за десятилетие произошло незначительное сокращение числа утвержденных кандидатских диссертаций (на 2,8% по сравнению с 2000 г.), а «пик» защит пришелся на 2005–2007 гг., когда в год утверждалось около 30 тыс. диссертаций (сейчас – 22–23 тыс. в год). Правда, по сравнению с 1995 г. ( см. табл. 1 ) число защит увеличилось почти вдвое. Однако в 1995 г. был интенсивный отток кадров из науки, поэтому сравнивать нынешнюю ситуацию с одним из самых провальных периодов в отечественной науке было бы некорректно.

В середине апреля 2013 г. . В нем немало новаторских позиций и новых деталей. Особо следует выделить следующие предложения. Первое – это возможность перенести ответственность за качество диссертаций с ВАК на вузы и НИИ. На первый взгляд – разумная мера, к тому же она отвечает модели западной системы защит. Однако сейчас это делать вряд стоит, подобная «рокировка», скорее всего, приведет к дальнейшему снижению качества работ.

Диссертационные советы очень разные, действительно сильных не так много. При передаче им ответственности не будет экспертной проверки работ со стороны ведущих ученых, которая в настоящее время должна обеспечиваться членами экспертных советов ВАК. Выходом здесь может быть введение в число членов диссертационных советов зарубежных ученых, что также обсуждается. Но собрать их критическую массу в условиях, когда защиты проходят на русском языке и сами работы также пишутся по-русски, будет совсем не просто. Идея протестировать такой подход в пилотном режиме, как предлагает Министерство образования и науки РФ, также не имеет большого смысла.

В качестве пилотных, скорее всего, выступят сильнейшие вузы. Результаты эксперимента при этом вряд ли будут репрезентативны для всех российских организаций, то есть опыт лучших не будет повторен в более слабых организациях. Вместе с тем претензии к ВАК обоснованны: пока общественность не подняла проблему плагиата и поддельных диссертаций, он спокойно регистрировал защищенные работы. Причем не только кандидатские, которые ВАК лишь «утверждает», но и докторские, которые должны были тщательно рассматриваться и обсуждаться в экспертных советах ВАК (см.: ). Однако критики передачи ответственности за уровень диссертационных работ из ВАК в научные организации и вузы полагают, что в целом проблема не в том, как работает ВАК, а в коррумпированности самого научного сообщества. Круговая порука – действительно застарелая проблема.

Предложение обнародовать не только тексты диссертаций, но и имена и отзывы оппонентов и ведущей организации может заставить больше дорожить своей репутацией и не делать одолжений знакомым и коллегам. А эта проблема нередко встает перед вполне достойными учеными, вынужденными выбирать между репутационными издержками и моральными обязательствами или личными симпатиями. Есть и оппоненты подобной открытости: так, бывший президент РАН Юрий Осипов считает, что Академия это, прежде всего, профессиональное сообщество, и оно, по определению, не может быть слишком открытым (см.: ). В случае повышения личной ответственности многие научно-педагогические работники не захотят участвовать в работе диссоветов (см.: ). Как любой мере жесткого административного принуждения, ей найдется противовес в виде какого-либо обходного пути. Или это приведет к другим последствиям – например, бюрократизации процесса защит. Второе важное предложение – создавать объединенные советы, что особенно актуально в регионах. Это должно повысить объективность, устранить диссертационные советы в слабых организациях и вузах. В целом, если повышаются квалификационные требования к членам диссертационных советов, сокращение самих советов становится неизбежным.

Собственно, сначала должны быть выработаны новые требования к членам советов, а это повлечет за собой необходимость закрывать, создавать объединенные советы и применять другие организационные меры. Закрывать совет вообще не стоит только потому, например, что через него ежегодно проходит небольшое число работ. Третье предложение касается квалификационных (в основном в количественных измерителях) требований к членам диссертационных советов, таких, например, как наличие не менее пяти публикаций за последние 5 лет в журналах из обновленного списка ВАК. Либо – наличие не менее двух публикаций в журналах с импакт-фактором не менее 0,3 и т. п. Эта дискуссия во многом сфокусирована на определении количественных параметров публикационной активности, что важно для естественнонаучных дисциплин, но явно недостаточно и иногда дезориентирует, когда дело касается общественных, гуманитарных и части технических (закрытых, прикладных) наук. «Репутационные» основы или формализованный контроль? Поскольку значительное внимание в последнее время уделяется количественным параметрам оценки, то отдельным вопросом становится необходимость и состав списка «журналов ВАК». Сейчас он подвергается резкой критике: значительно расширился перечень журналов за счет малозначимых с научной точки зрения изданий.

В то же время зарубежные журналы представлены в нем недостаточно. Нужен ли список журналов ВАК, и каким он должен быть? По этому вопросу высказываются полярные мнения – от предложения упразднить список журналов до введения крайне жестких критериев включения в него изданий. Обсуждается также возможность диверсифицированного подхода. Например, отказаться от списка ВАК для диссоветов с высокой репутацией (МГУ, национальных исследовательских университетов и институтов РАН) и сохранить для остальных условия наличия публикаций в списке журналов ВАК. Предлагается также повысить требования к научным статьям, публикуемым в изданиях из списка ВАК и их рецензированию, а для ликвидации коррупционной составляющей – сделать научные публикации бесплатными для авторов.

Таким образом, предложения относительно списка журналов ВАК можно разделить на две основные группы. Первая отдает приоритет «репутационным» основам развития научного сообщества, что предполагает доверие к качественным экспертным оценкам научных публикаций специалистами, которые рассматривают диссертационную работу. Вторая объединяет тех, кто считает важным ориентироваться на инструменты формализованного контроля с использованием количественных критериев оценки как публикаций, так и деятельности редакций журналов, входящих в список ВАК. Жесткая формализация, скорее всего, не будет способствовать повышению качества квалификационных работ. Об этом же свидетельствует и зарубежный опыт, где приоритет отдан качественным оценкам публикаций по теме диссертационного исследования.

Для текущих российских условий имело бы смысл выработать несколько групп критериев оценки, в зависимости от области исследований. В гуманитарных и общественных науках использование некоторых количественных данных целесообразно, но они могут быть не общепринятыми, а исходить из проблем, которые там существуют – например, замкнутости научных групп. Поэтому важным, например, был бы учет самоцитирования, которое достаточно распространено в ряде областей общественных наук. Российский «диссергейт» обнажил то, что во многом было давно известно работающим в науке. Однако Россия не уникальна с точки зрения растущих проблем в области подготовки научных кадров.

Падение качества диссертаций и их девальвация – процесс мирового масштаба, наблюдаемый сейчас в Европе и даже в США. Отчасти это объясняется тем, что значение ученой степени изменилось. Раньше предполагалось – так и происходило – что защитившийся остается в науке (неважно, теоретической или прикладной). Теперь степень – это эквивалент еще одного диплома, свидетельствующего об определенном уровне компетенций его держателя, позволяющий ему занимать достойные позиции в различных сферах экономической деятельности. Соответственно, растет доля тех, кто после защиты прекращает заниматься наукой. Таким образом, и в России проблема глубже, чем просто упущенная ситуация с защитами и их неправильной организацией и контролем. Происходит девальвация образовательной системы и изменение взглядов на то, зачем нужны диссертации. Ирина Дежина Подготовила к публикации Виктория Чеботарева

top