Немонетарное торможение роста. Экономическая политика

Немонетарное торможение роста. Экономическая политикаРезультаты мартовских опросов Росстата и ИСИЭЗ НИУ ВШЭ показывают, что как рост промпроизводства, так и спрос на продукцию продолжают замедляться. Балансовый индекс выпуска и спроса, показывающий разницу в доле опрошенных, ожидающих повышения или понижения показателя, упал на 3 п. п. (см. граф. 1). Индикатор по-прежнему находится в положительной зоне, поэтому ожидать резкого ухудшения ситуации не стоит. Без изменения в марте остались ожидания роста цен на выпускаемую продукцию. Однако о стагнации экономики и необходимости стимулирования роста ВВП говорят все чаще. В начале апреля премьер-министр Дмитрий Медведев на совещании по социальным вопросам поручил правительству разработать предложения по стимулированию более активного роста ВВП. Кроме того, в то же время Банк России снизил некоторые процентные ставки.

Впрочем, пока рано говорить о переосмыслении позиций по уровням процентных ставок в экономике. Как бы то ни было, монетарными инструментами проблему замедления экономики решить не удастся – производство начинает сталкиваться с ресурсными ограничениями для экстенсивного роста. Так, в целом по промышленности уровень загрузки мощностей хотя и не запределен, но достаточно высок – 79%. В то же время уровень использования рабочей силы составляет 87% (см. рис. 1). Такое сочетание факторов говорит о минимизации возможности безынфляционного роста выпуска при условии роста спроса. Если же речь идет об интенсивном росте, то он в свою очередь невозможен без инвестиций. И если отвлечься от темы улучшения инвестиционного климата и обратиться к внутренним источникам наращивания инвестиций, то можно увидеть важное конъюнктурное ограничение.

В экономике наблюдается устойчивое снижение рентабельности производства при стабильных ставках по банковскому кредиту. Даже на фоне увеличения доли направляемой на инвестиции собственной прибыли это ведет к торможению роста инвестиций. В отличие от докризисной ситуации, когда рентабельность в обрабатывающей промышленности в целом превышала процентные ставки, сейчас такая ситуация наблюдается только в добыче полезных ископаемых, в химическом производстве, а также в производстве кокса и нефтепродуктов (см. граф. 2). Только эти сектора показывают уровень рентабельности серьезно выше усредненной стоимости рублевых кредитов, которая в январе составляла порядка 12%. Самые низкодоходные сектора промышленности – это почти все машиностроительные переделы. Так, рентабельность производства машин и оборудования составляет всего 4,8%, что почти в три раза ниже усредненной стоимости кредитов (см. табл.

1). Основной вывод прост – в нынешней ситуации России не удастся возобновить экономический рост без технологического обновления, поддержанного массированным финансированием за счет внешних источников. Стагнация может быть длительной, а для выхода на траекторию ускоренного роста не обойтись без механизмов долгосрочного стимулирования. Валерий Миронов Подготовила к публикации Анастасия Астахова

top