Из аутсайдеров в инсайдеры. Экономическая политика

Из аутсайдеров в инсайдеры. Экономическая политикаВ XX веке в мире сформировались два экономических центра силы: один – на европейском континенте после Второй мировой войны, в Западной Европе, теперь это Европейский Союз. Также к ЕС стратегическими документами привязан еще целый ряд государств, например, Турция. Другой центр силы – США и та система интеграционных соглашений, которая складывалась вокруг них. Азиатский регион долгое время в силу совокупности причин оставался лишь  поверхностно затронут и втянут в интеграционные процессы этих двух, во многом противоречащих друг другу, систем. Главным образом потому, что экономические перспективы этого региона оставались неопределенными. Его ядром являются страны АСЕАН, которые и по абсолютной величине ВВП (по паритету покупательной способности), и по размеру ВВП на душу населения разнятся межу собой, порой, на порядок. В реальности же в конце века регион вошел в мощную полосу опережающего экономического роста.

И этот процесс продолжается, не теряя силы. В начале нынешнего столетия регион стал мировым лидером экономического роста. И в силу действия экономических законов начал  притягивать к себе  внимание ведущих центров силы – европейцев и американцев. США среагировали чуть быстрее, вступив в АТЭС и тем самым поставив перед собой сложную задачу рано или поздно создать большую региональную зону свободной торговли (то есть группировку, связанную взаимными обязательствами и юридическими документами). В Азиатско-Тихоокеанском регионе в целом сегодня насчитывается около 100 зон свободной торговли – больше, чем где бы то ни было в мире.

При этом можно выделить две доминанты. Первый формат – это соглашения в рамках АСЕАН, АСЕАН+3 и АСЕАН+6 (включая Австралию, Новую Зеландию, Южную Корею, Китай, Японию и Индию). Второй формат долгое время оставался в тени, но сейчас о нем заговорили, и, похоже, он в состоянии материализоваться в реальное соглашение – Транстихоокеанское партнерство (США, Сингапур, Австралия, Новая Зеландия, Вьетнам, Канада, Мексика и, возможно, другие страны). Это современное соглашение, его окончательного текста пока нет, но, по имеющейся информации, помимо обязательств в области торговли товарами и инвестиций в нем существует серьезный социальный пакет, т. е. положения, касающиеся перемещений физических лиц, социальной защиты. Россия же пока не участвует ни в одном из этих форматов. Россия долгое время ориентировалась на Европу, и до сих пор более половины торговли и подавляющая часть инвестиционных потоков связаны с ЕС. Однако в ближайшие годы европейский регион по темпам экономического роста не будет лидировать в мире. Совершенно очевидно, что России, как и США, и Китаю необходимо искать новые рынки.

У России есть все экономические основания «притягиваться» к региону АТР на взаимовыгодных условиях. Среди дополнительных факторов – недонаселенная Восточная Сибирь, а также отсталая экономика в восточных регионах России в целом. Эти регионы долгое время оставались в плане экономического развития на вторых ролях.  Россия сегодня рассматривает форум АТЭС как формат, открывающий новые возможности для восстановления целостности страны и интеграции европейского части России и российского Дальнего Востока и Восточной Сибири.

Отсюда вытекают приоритеты деятельности страны в рамках Форума. Приоритеты российского председательства в АТЭС совпадают с теми блоками вопросов, которые имеют существенное значение для интеграции внутриросссийского экономического пространства. – либерализация торговли и  инвестиций, региональная экономическая интеграция; – укрепление продовольственной безопасности (сельскохозяйственная отрасль, с одной стороны, развита в нашей стране достаточно слабо, но – с другой – имеет большой потенциал); – транспорт и логистика, связанная с транспортировкой товаров (это основной физический материальный барьер интеграции региона в российскую и глобальную экономику); – инновационное взаимодействие (целый комплекс возможных инструментов взаимодействия между экономиками региона для повышения инновационной составляющей в их экономическом развитии, начиная с взаимодействия в области образования и заканчивая созданием кластеров, виртуальных платформ взаимодействия научно-исследовательских учреждений с целью разработки какой-то одной конкретной точечной технологии). Реализация таких сложных задач требует времени. Однако и само движение по этим направлениям позволит России (в частности, Дальнему Востоку и Сибири) активно участвовать и реально изменить конфигурацию и связанность экономической жизни в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Через взаимодействие в рамках АТЭС планируется заметно расширить внешнеторговые возможности России в регионе.  Прежде всего, за счет развития транспортных коридоров, что предполагает собственные российские инвестиции на Дальнем Востоке, в развитие Северного морского пути и Транссибирской магистрали.

Иностранные инвестиции идут только туда, куда идут национальные инвестиции. России необходимо реализовать инвестиционную программу с тем, чтобы за смешанным российским капиталом (государственным и частным) на Восток страны направился поток иностранных инвестиций. Яркий пример такой российской политики – вложения в развитие Владивостока. Сюда вложены миллиарды из федерального бюджета. Для  города это реальный шанс стать точкой роста на Дальнем Востоке. Что и произойдет, в частности, за счет Дальневосточного федерального университета и привлечения туда иностранных студентов, за счет создания образовательного и научно-технологического пространства, за счет развития всей системы портов по тихоокеанскому побережью, а также развития легкой и тяжелой промышленности. Правомерен вопрос, как Россия намерена вносить вклад в интеграционные процессы, не имея интенсивных контактов с остальным миром по части преференциальных соглашений?

Ведь под термином интеграция – как в аналитике, так и на практике – принято понимать, прежде всего, соглашения преференциального характера между государствами, соглашения о свободной торговле, а Россия на сегодняшний день имеет  мало подобных соглашений. Прорыв в этом смысле, значимый и политически непростой шаг – присоединение России к ВТО. Впервые в своей современной экономической истории Россия взяла на себя масштабное мультисекторальное обязательство, которое требует жесткого выполнения, а в случае невыполнения подлежит оспариванию партнерами в арбитраже ВТО. Таким образом, страна взяла на себя серьезную ответственность, которая, в том числе, предполагает отказ от активного использования инструментов торговой защиты. В России в разные периоды новейшей экономической истории неоднократно возникали случаи применения защитных мер. Теперь такие возможности ограничены лишь случаями крайней необходимости. Для введения защитных мер придется доказывать партнерам, что экономика страны серьезно пострадает в случае недостаточной защиты того или иного сектора экономики. При этом в рамках ВТО подобные действия принято компенсировать уступками в других областях. Кроме того, активные преимущества от членства ВТО Россия начнет получать, только если реализует планы модернизации экономики. И это вызов, который наша страна принимает осознанно,  поскольку уверена в том, что реализация планов модернизации экономики позволит вывести страну на новый уровень конкурентоспособности.

  Вступив в ВТО, Россия закрыла «серую зону», в которой пребывала в течение долгого времени и в рамках которой могла заключать соглашения с окружающим миром лишь на двусторонней основе. Сегодня страна стала частью многосторонней системы торговой политики. Еще один вклад в мировые интеграционные процессы – это создание Таможенного союза с Казахстаном и Беларусью, который имеет колоссальные перспективы. Беларусь фактически является связующим звеном между Восточной Европой – в лице, прежде всего, России – и Западной Европой в границах Евросоюза.

Казахстан – это государство, которое находится на пересечении азимутов Китая и России. Правительство этой страны приняло серьезное торгово-политическое решение, вступив в Таможенный союз с беспрецедентным объемом потенциальных обязательств. АТЭС смотрит на этот союз с настороженным любопытством: с одной стороны, это потенциальный мост в Европу, с другой – это некое новообразование, о котором у них пока не сложилось достаточно точное понимание. Что в контексте АТЭС даст России присоединение к ВТО? Прежде всего, теперь Россия не только политически, но и юридически разговаривает с партнерами на одном языке, поскольку ВТО предполагает развернутую систему обязательств, а значит, любые декларируемые действия каждая из сторон обязана выполнять. Кроме того, ВТО живет жизнью маятника – периоды успехов сменяются стагнацией, когда в течение многих лет многосторонняя торговая система вообще не развивается.  Сегодня, к сожалению, ВТО переживает именно такой период,  трудно понять, как выйти из этой ситуации. В таких случаях всегда активизируются процессы регионализации, начинается повышенная активность в рамках существующих преференциальных зон свободной торговли.

Региональные сообщества консолидируются, стягиваются, как бы защищаются от всех неблагоприятных процессов, которые происходят в торговой системе в целом. С момента рождения АТЭС форум выступал той площадкой, на которой с участием руководства ВТО обсуждались пути выхода из сложных ситуаций. Теперь Россия  сможет полноценно участвовать в этих дискуссиях.  И, безусловно, будет пытаться вести переговоры так, чтобы принятые решения (которые будут затем отрабатываться на других площадках – в рамках G-8, G-20 и в кулуарах Всемирного банка) были максимально выгодны для России. Раньше Россия была аутсайдером, теперь – инсайдер. Теперь Россия в состоянии влиять на очень важные процессы в современном мире. И это вызов, адекватно ответить на который нашей стране удастся в случае проведения умной политики при правильном распределении ресурсов.

Сергей Чернышев Подготовила к публикации Елена Старостенкова

top