Экономика Великобритании: угроза рецессии сохраняется. Экономическая политика

Экономика Великобритании: угроза рецессии сохраняется. Экономическая политика<…> В настоящее время в британской экономике происходят сложные и неоднозначные процессы. Выход из кризиса, самого глубокого за послевоенный период (в 2008–2009 гг. ВВП упал на 6,3%), оказался затяжным. Сейчас Великобритания показывает самые медленные темпы посткризисного восстановления за сто лет, и вряд ли ей удастся восстановить свой максимум ВВП до 2015 года. В 2010 г. ВВП Великобритании вырос на 1,8%, в 2011 г. – всего на 0,9%. В конце 2011 г. подъем вновь сменился рецессией – в течение трех кварталов (четвертый 2011 г., первый и второй 2012 г.) наблюдалось сокращение экономики. Такой повторный спад отмечается в стране впервые с 1975 года.

В третьем квартале 2012 г. рост ВВП на 1,0% был обеспечен действием временных факторов: празднованием юбилея королевы Елизаветы II и проведением Олимпийских игр. В четвертом квартале снова наблюдалось падение ВВП на 0,3%. И хотя в первом квартале 2013 г. рост ВВП составил те же 0,3%, к настоящему времени он все еще примерно на 2,6% ниже предкризисного пика, зафиксированного в январе 2008 года. По прогнозам созданного в мае 2010 г. независимого Управления по бюджетной ответственности Великобритании, к 2016–2017 гг. объем производства будет все еще на 18% меньше, чем если бы экономика развивалась теми же темпами, что в 1997–2007 годах. В результате, по расчетам британского Института фискальных исследований, в 2015 г. уровень жизни британцев (ВВП на душу населения, измеренный в неизменных ценах) будет ниже, чем в 2002 году. Почему британская экономика восстанавливается столь медленно? Здесь можно выделить несколько причин. 1. Особое положение страны в мировой экономике.

Британский бизнес глубже интегрирован в международное производство, чем ведущие государства зоны евро и Япония. Снижение деловой активности в мировой экономике – а именно этот период мы переживаем в настоящее время – немедленно сказывается на состоянии экономики Великобритании, вызывая ее торможение. 2. Восприимчивость экономики к кредитным кризисам в других странах и регионах мира, обусловленная выдающейся ролью лондонского Сити в мировой финансовой системе. Кредиты британских банков Ирландии, Испании, Италии и Греции в 2012 г. составили 250 млрд фунтов – 14,7% ВВП Великобритании. 3. Особенности модели развития – британского варианта англосаксонской модели. Прежде всего, сказывается долговой характер экономики.

Начиная с 2001 г. объем выданных кредитов в Великобритании быстро увеличивался, особенно за счет потребительского кредитования. Дело в том, что потребление в стране превышает производство, расходы домохозяйств и государства, как правило, больше доходов, инвестиции – больше сбережений. Импорт превышает экспорт, для Великобритании характерен дефицит платежного баланса по текущим операциям. <…> 4. Усиление макроэкономических диспропорций, нарастание дисбалансов в отраслевой структуре экономики, сохранение неравномерности регионального развития.

В последние полтора-два десятилетия для Великобритании были характерны два разнонаправленных процесса: опережающее развитие сфер обращения и услуг, прежде всего финансового сектора, по отношению к отраслям материального производства; ускорение деиндустриализации экономики. Кроме того, следует учитывать, что по мере истощения месторождений нефти и газа на шельфе Северного моря, снижения объемов добычи и превращения Великобритании в нетто-импортера энергоносителей положительное влияние энергетического фактора на экономику и внешнюю торговлю страны ослабевает. Таковы основные ограничения, препятствующие выходу Великобритании из рецессии и ускорению темпов роста экономики. Для преодоления этих ограничений коалиционное правительство Великобритании разработало стратегию развития, основными направлениями которой являются: 1) реализация сценария восстановления макроэкономической стабильности, сочетающего жесткую финансовую и мягкую монетарную политику, который был предложен кабинетом после прихода к власти в 2010 г.; 2) акцентирование внимания на структурные и институциональные преобразования в экономике. Эти два направления тесно связаны между собой.

Финансовая стабилизация – необходимое условие изменения модели экономического роста в стране. В свою очередь, модернизация экономики, реорганизация ее институтов помогают решению проблем финансовой стабилизации. Великобритания наиболее активно среди западных стран проводит жесткую финансовую политику, направленную на снижение дефицита государственного бюджета и государственного долга. Центральное место в ней занимает сокращение расходов государства. Предусматривается, что к 2016–2017 гг. дефицит бюджета уменьшится на 81% в результате сокращения расходов и только на 19% за счет увеличения доходов. По прогнозам Управления по бюджетной ответственности, до 2017 г. под сокращение попадут 710 тыс. госслужащих.

Бюджеты министерств и ведомств будет урезаны на 19%. Зарплата большинства государственных служащих будет заморожена на два года. Не случайно Лондон так активно выступает против увеличения расходных статей бюджета ЕС. В целях бюджетной экономии льготный минимальный порог налогообложения для пожилых людей будет заморожен на нынешнем уровне в 10,5 тыс. фунтов в год и отменен для тех, кто перешагнет 65-летний рубеж после 5 апреля 2013 года. Это означает, что финансовое положение 4,4 млн британцев в 2013–2014 гг. ухудшится в среднем примерно на 83 фунта в реальном исчислении. Кроме того, «детские пособия» будут отменены для тех семей, в которых хотя бы один родитель платит налоги по повышенной ставке 40%, иначе говоря, зарабатывает больше 43 тыс. фунтов в год. В результате в масштабах страны еще 750 тыс. семей перестанут получать пособия на детей.

<…> В долгосрочном плане в целях бюджетной экономии предусматривается проведение широкомасштабной пенсионной реформы, в результате чего пенсионный возраст будет поднят до 67 лет. Отчисления от зарплаты на пенсию госслужащих вырастут, выплаты за выслугу лет будут уменьшены. Все эти меры, направленные на «оздоровление» финансовой системы страны, сдерживают расширение внутреннего рынка и ведут к торможению экономического роста. Отсюда – необходимость проводить экспансионистскую денежно-кредитную политику (политику «дешевых денег»). Великобритания не входит в еврозону и проводит самостоятельную денежно-кредитную политику, благодаря чему ей легче бороться с дефицитом бюджета, чем странам зоны евро. Банк Англии стимулирует реальный сектор экономики и рост потребления дешевым кредитом и эмиссией новых денег. С целью поощрить экономику он резко уменьшил базовую процентную ставку.

Но удержание ее с марта 2009 г. на рекордно низком уровне в 0,5%, минимальном со времени основания британского ЦБ, сделало этот инструмент кредитно-денежной политики неэффективным: оперировать им для снижения курса национальной валюты и повышения денежной массы стало практически невозможно. В этих условиях на передний план вышла программа количественного смягчения – нетрадиционный метод регулирования государственных денежных вливаний в экономику путем увеличения объема активов, прежде всего, государственных ценных бумаг, выкупаемых с рынка с целью наращивания денежной массы в стране. <…> В последнее время в экономической политике Великобритании постепенно смещаются акценты – с антикризисных мер на решение долгосрочных стратегических задач модернизационного характера. Разработана Программа роста, которая включает пакет мер, призванных придать динамизм экономике. На повестке дня – создание сбалансированного хозяйства, которое должно в большей мере опираться на сбережения, частные инвестиции и экспорт, а также на реальный сектор экономики и меньше зависеть от государственных и потребительских расходов и сферы услуг, в первую очередь финансовых, диверсификации производства.

Особое внимание в Программе уделяется производству товаров с высокой добавленной стоимостью. Речь идет, во-первых, о реиндустриализации экономики, разумеется, на новой технологической основе. В связи с этим в стране широко обсуждается так называемая британская дилемма, суть которой состоит в том, чтобы изменить баланс в пользу реального сектора. Но как это сделать, когда финансовый сектор во многом определяет лицо британской экономики и вносит большой вклад в ВВП? Финансовая отрасль более важна для Великобритании, чем для других европейских стран: ее доля в британском ВВП – 8,5% по сравнению с 5% в еврозоне.

По своим размерам она уступает лишь США и Японии. Еще 3% ВВП создается в сфере деловых услуг, тесно связанных с финансами, – аудиторских, бухгалтерских, юридических, консалтинговых и т. д. Финансовый сектор обеспечивает поступление в бюджет до четверти корпоративного налога. Ущемление интересов этого сектора способно нанести значительный ущерб экономике и подорвать позиции Великобритании в мире. В этих условиях правительству и Банку Англии сложно выработать сбалансированный подход в отношении Сити – одного из основных источников налоговых поступлений.

С одной стороны, власти стремятся защитить финансовый сектор, противодействуя инициативам Брюсселя по введению налога на транзакции и созданию единого европейского банковского союза. С другой стороны, Лондон вынужден ужесточать регулирование этого сектора, делая его менее конкурентоспособным. Уже сегодня лондонский Сити ощущает острую конкуренцию со стороны Нью-Йорка, Сингапура и Гонконга. Для преодоления этого противоречия необходимо повысить эффективность банковской системы. Неэффективная координация действий Казначейства, Управления по финансовому регулированию и надзору, а также Банка Англии привела к развалу института мегарегулятора и способствовала углублению финансового кризиса. Отсюда – необходимость совершенствовать систему финансового регулирования, выстроить ее новую архитектуру.

В связи с этим правительство упразднило систему регулирования, сформированную лейбористами в 1997 году. Создан новый надзорный орган – Управление пруденциального надзора, в функции которого входят предупреждение неблагоприятных событий и совершение превентивных (пруденциальных) действий по поддержанию стабильности в финансовом секторе. <…> Повысить стабильность банковского сектора призвана реструктуризация крупных банков. Отделение розничных операций (работа с депозитами населения, кредитование физических лиц и малого бизнеса) от остального спектра финансовых услуг, прежде всего, от инвестиционной деятельности банков позволит властям исполнять гарантии по страхованию вкладов, но избавит от необходимости в случае кризиса поддерживать рискованные инвестиционные операции банков. Обсуждается вопрос о снижении концентрации в банковском секторе, т. е. о раздроблении крупнейших банков.

Кризис показал, что крах одного из них может привести к кризису всей банковской системы. Предполагается, что ранее национализированные банки будут разделены на части и приватизированы. Важнейшее значение придается содействию инновационному развитию. <…> Разрабатываются приоритеты научно-технического развития страны. В настоящее время к ним отнесены новые материалы, медицинские технологии и здравоохранение, креативная и «цифровая» экономика, перспективная энергетика, электроника и наноэлектроника, транспорт, информационные и коммуникационные технологии, защита коммуникационной инфраструктуры, биотехнология, интеллектуальные системы управления, рациональное природопользование.

<…>  Продолжается реализация национального плана развития инфраструктуры, который предусматривает, в частности, выделение в течение ближайших пяти лет 200 млрд фунтов на развитие транспорта, энергетики, связи, систем водоснабжения и переработки отходов. Растут инвестиции в «зеленую экономику». Меры по рационализации регулирования законодательства в области экологии позволят бизнесу сэкономить в ближайшие пять лет 1 млрд фунтов. <…> Вводятся меры, призванные увеличить занятость в частном секторе в регионах, развивающихся темпами ниже средних по стране (кроме Лондона и юго-востока).

В стране образована 21 зона предпринимательства, в которых установлен высокоскоростной интернет, действуют пониженные ставки налогообложения, упрощенные системы регулирования и планирования. Изменения затронули и налоговую систему. Приоритетами стали дальнейшее уменьшение налоговой нагрузки на бизнес, которая в последние годы оказалась существенно выше, чем в других ведущих развитых странах, и упрощение системы взимания налогов. В апреле 2011 г. ставка налога на доходы корпораций была снижена с 28% до 26%, а с апреля 2012 г. – до 24%. «Дорожная карта» реформирования налога на доходы корпораций предусматривает снижение этой ставки к 2014 г. до 22%, после чего она будет ниже, чем в других ведущих развитых странах.

<…> Большое внимание по-прежнему уделяется стимулированию малого бизнеса. Ставка налога на его доходы уменьшена для компаний с годовой прибылью менее 300 тыс. фунтов с 21% до 20%. Упрощается система взимания этого налога. <…> Поставлена амбициозная задача: увеличить к 2020 г. объем экспорта вдвое – до 1 трлн фунтов. <…> Как же можно оценить экономическую политику коалиционного правительства Великобритании? С одной стороны, полностью преодолеть последствия кризиса пока не удалось. С другой стороны, налицо определенные достижения. За время правления консерваторов и либерал-демократов создано 1,2 млн новых рабочих мест.

Возможно, именно поэтому в стране не было массовых протестных движений. Снизился уровень инфляции (с 4,5% в 2011 г. до 2,8% в конце 2012 г.), уменьшились дефицит бюджета (с 11,2% в 2010 г. до 6,9% ВВП за 2012 год) и заимствования государства. В последние месяцы темпы роста экономики ускорились. По прогнозам, в 2013 г. прирост ВВП составит 1,2%; это немного, но больше, чем в Германии и Франции. Иными словами, на фоне рецессии появились некоторые признаки восстановления британской экономики. В случае улучшения общемировой экономической конъюнктуры и смягчения долгового кризиса в зоне евро восстановление может перерасти в подъем.

Ефим Хесин Полную версию статьи см.: Ефим Хесин. Экономика Великобритании: угроза рецессии сохраняется Редакция экспертного канала «Экономическая политика» выражает благодарность РСМД за предоставленную возможность публикации статьи

top