Членство России в ВТО: возможные последствия для сельского хозяйства. Экономическая политика

Членство России в ВТО: возможные последствия для сельского хозяйства. Экономическая политикаОбщепринятой методологии оценки последствий исполнения обязательств, принятых Россией, как членом ВТО, по отношению к сельскому хозяйству пока нет. Однако есть  некоторые частные модельные расчеты, которые позволяют сделать принципиально важные выводы. В ВИАПИ им. А. А. Никонова нами был разработан  метод оценки динамики и структурных изменений агропродовольственного экспорта и импорта России с учетом предстоящего  снижения импортных пошлин, отмены квот, запретов на поддержку экспорта и неизбежного изменения форм господдержки сельского хозяйства. В таблице (см. табл. 1) представлены интегральные показатели по предстоящей либерализации российского рынка, предусматривающей  снижение импортных тарифов на продукцию сельского хозяйства и средневзвешенных тарифов в целом по народному хозяйству. Существующий средневзвешенный импортной тариф может повышаться в ближайшие 2-3 года с 10,3% до 11,9 %. Однако по завершению этого периода его снижение будет весьма чувствительным: с 11,9 до 7,1%, т. е. в 1,7 раза.

По сельскохозяйственным товарам ставки должны снизиться в 1,3 раза — до 11,3%. Известно, что чувствительный уровень защиты могут обеспечить ставки таможенной пошлины на уровне 15-20% от цены импортных товаров. Это значит, что при среднем уровне защиты в 7-11% политика импортозамещения для  России будет невозможна. По условиям ВТО, Россия должна снизить квоты и пошлины для импорта, обнулить экспортные пошлины, сократить субсидирование целых отраслей. В итоговом документе есть конкретные уровни и сроки снижения барьеров по конкретным видам мясной продукции (см. табл. 2.). Общий принцип принимаемых обязательств по либерализации российского рынка мяса — сохранение импортных квот на существующем или близком к нему уровне до 2018 г., в том числе: по говядине — 570 тыс. т., свинине — 430 тыс. т., мясу птицы – 350 тыс. т. По отношение к прогнозируемому импорту это – около 20-40% его стоимости. Таможенные пошлины в пределах квоты и вне ее дифференцированы: по говядине – в 3,7 раза, по мясу птицы — в 3,2 раза.

Иная ситуация по свинине, где внутри квоты предусмотрена нулевая ставка, т. е. беспошлинный ввоз  в объеме 430 тыс. т. Это отрицательно скажется на отечественном свиноводстве. Последствия такого снижения пошлин уже можно наблюдать в Украине, рынок которой заполнен импортным салом, а многие украинские свиноводческие хозяйства обанкротились. Изменяющиеся условия внешней торговли после присоединения России к ВТО были учтены в модели AGLINK-COSIMO для прогнозирования объемов производства основных видов мяса до 2020 года. График (см. граф. 1) наглядно отражает  динамику развития российского  животноводства в период с  2000 г. по 2010 г. и одну из возможных траекторий дальнейшего его развития в период с  2012 г. по 2020 год. Предполагается, что до 2018 г. обязательства перед ВТО не будут сильно влиять на динамику импорта, поскольку импортные пошлины и квоты практически не изменятся по говядине и мясу птицы. Начнет действовать фактор естественного замещения импорта за счет прироста собственного производства, особенно в птицеводстве, и в какой-то мере – по говядине.

При этом значительный рост импорта ожидается по свинине, так как внутриквотная пошлина обнуляется уже с 2013 г., а в 2020 г. – с отменой квот  –  будет установлена  единая пошлина на импортную свинину в размере 25%. Это может быть сильным ударом по отечественному свиноводству. Таким образом, наши расчеты подтверждают  опасения экспертов, что свиноводство стало одной из жертв переговоров о присоединении России к ВТО. Приведем расчеты удельного веса импортной продукции из прогнозных балансов производства и потребления мяса в России до 2020 г. (табл. 3). По говядине ожидается снижение импортной зависимости с 34 до 25%, по мясу птицы полное освобождение от этой зависимости и реальная перспектива увеличения экспорта  продукции. Что касается свиноводства, то почти неизбежная стагнация отрасли приведет к увеличению объема импорта и повышению его (импорта) доли в потреблении свинины с 22 до 31%. Некоторые расчеты показывают, что Россия будет экспортировать живых свиней с 2014 г., а также продолжать увеличивать экспорт мяса птицы. По условиям присоединения к ВТО,  прямая поддержка сельского хозяйства, искажающая параметры рынка («желтая корзина») не должна превышать 9 млрд. долл. в 2012 г. с последующим снижением планки до 4,4 млрд.

долл. к 2018 году. В 2011 г. «желтая корзина» для России включала 4,5 млрд. долл., в 2012 г. предполагается  потолок допустимой поддержки повысится до 5,3 млрд. долларов. Казалось бы, допустимый предел существенно превышает современный уровень.

Но существующая поддержка сельского хозяйства явно недостаточна, она в 2-4 раза ниже, чем в европейских странах. А с 2014 г. Россия обязана ее снижать, что приведет к еще большему различию в уровнях конкурентоспособности  российской  продукции и продукции, импортируемой из стран с лучшей технологией и более эффективной господдержкой. Некоторым барьером для нежелательного импорта в настоящее время выступает  запрет Роспотребнадзора на ввоз продукции, запрещенной российским законодательством.  Например, в январе 2010 г. на 9 месяцев были  приостановлены поставки мяса птицы из США в связи с выявлением фактов обработки куриных тушек хлорсодержащим раствором. В январе 2011 г. вспышка сальмонеллы в некоторых штатах США дала основание для запрета ввоза курятины и мяса индейки. Но присоединение к ВТО меняет ситуацию, обязывая Россию применять действующую нормативную базу этой  организации.

Приостанавливать поставки можно будет только на основании двухстороннего решения заинтересованных сторон. Импортер, кроме экстренных случаев угрозы жизни людей из-за опасных болезни животных и растений, не может действовать в одностороннем порядке, а должен представить соответствующему органу страны-экспортера развернутое обоснование требуемых ограничений. Также весьма чувствительной для агропродовольственного сектора России будет отмена экспортных субсидий на все виды сельскохозяйственной и продовольственной продукции. Заметим, что, несмотря на ограничения и запреты такого рода, экспортные субсидии используются многими европейскими странами. В этом плане немалое изумление вызвало интервью главного переговорщика от РФ М. Ю. Медведкова РИА «Новости»: «Как раз сельскохозяйственный комплекс от ВТО выиграет больше всего.

Во-первых, сельскохозяйственный рынок в мире традиционно очень закрытый, и особенно он закрыт для нас, пока мы не члены ВТО. И речь не только о квотах на ввоз сельхозпродукции, которые для нас закрыты, но и ветеринарном и фитосанитарном регулировании, которое в ряде стран для российских товаров более жесткое. А участие в ВТО создает довольно неплохие предпосылки для расширения рынков сбыта… потому что мы создадим более лучшие условия, поскольку сейчас нет вообще никаких правовых рамок». По нашим расчетам, при неизбежном снижении доли России в экспорте сельхозпродукции ввиду ее низкой конкурентоспособности, при одновременном росте доли в импорте из-за либерализации торговых режимов, дефицит торгового баланса этого сегмента внешней торговли к 2022 г. составит около 4 млрд. долларов.

По оценке экспертной группы Всемирного банка под руководством Д. Тарра (D. Tarr), возможно сокращение валовой продукции сельского хозяйства РФ на 3%, и сокращение экспорта на 6% при росте импорта на 11%. Таким образом, прирост внешнеторгового дефицита может составить около 2,5 млрд. долларов. Трезво оценивая рыночную конъюнктуру, надо понимать, что в настоящее время мировой агропродовольственный рынок поделен, и для его передела есть не так много возможностей, тем более у продукции с низкой конкурентоспособностью. Конечно, если продовольственный кризис будет нарастать, включая угрозу массового голода в Африке, российская продукция, прежде всего, зерно, будет востребована в значительных объемах. Определенные перспективы есть для птицеводства, картофеля, овощей. Но, скорее всего, ареалы такого рынка будут все больше концентрироваться  в границах Таможенного Союза и Евразийского Экономического Союза, а также в восточных регионах мира. Западное направление (ЕС) пока мало заинтересовано в российской продукции, кроме вариантов экологически чистой продукции.

Таким образом, основные риски присоединения к ВТО для продовольственной безопасности страны и ее сельского хозяйства состоят в следующем: — возрастающий импорт при либерализации доступа на рынки крупных экспортеров сельскохозяйственного сырья и продовольствия. Если доля импорта в потреблении городского населения составит более 30-40%, угроза продовольственной безопасности страны станет реальной; — ухудшение положения малого и среднего агробизнеса из-за возрастающей конкуренции с отечественными агрохолдингами и крупными международными корпорациями. Это может привести к монополизации внутреннего рынка и каналов внешней торговли; — отрасли, в которых произойдет существенное снижение тарифных ставок на импорт и отмена квотирования при одновременном сокращении уровня государственной поддержки окажутся под угрозой банкротства. Если за ближайшие 7-8 лет животноводство России не достигнет уровня конкурентоспособности, сопоставимого с уровнем основных экспортеров мяса в нашу страну, отечественные отрасли, прежде всего производство говядины, могут  рухнуть.

Чтобы этого не произошло, требуются крупные инвестиции в строительство современных комплексов, обновление породного состава скота и птицы, переход на новые ресурсосберегающие технологии, принципиально новый уровень зооветеринарного обслуживания, комплексная переработка мясного сырья. Но все это проблематично при аграрной политике, сложившейся за последние десять лет. Эльмира Крылатых Подробнее см. Э. Н. Крылатых «Продовольственная безопасность и присоединение России к ВТО», журнал «Современная Европа», №4, 2012 Подготовил к публикации Илья Воробьев

top